«Аэропорты серьезно ужались в плане инвестиционных бюджетов».

Спад пассажиропотока и грузопотока, а также сокращение рейсов авиакомпаниями на региональном рынке не замедлили сказаться на доходах аэропортов. Уже по итогам первого полугодия 2009 года средняя выручка аэропортов, управляемых компанией «Новапорт», составила 74% от аналогичного показателя докризисного 2008 года. Наиболее существенное падение чистой прибыли произошло в аэропортах Новосибирска и Томска. На этой неделе аэропорт Толмачево раскрыл и показатели чистой прибыли за девять месяцев, которая сократилась в 233 раза. Удалось ли «Новапорту» эффективно применить антикризисные меры, пошел ли на пользу бизнесу летний сезон и какие из начатых инвестпроектов будут реализованы, несмотря на кризис, корреспонденту «КС» НАТАЛИИ БАРСУКОВОЙ рассказал генеральный директор компании «Новапорт» АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЧЕНКО.

ООО «Новапорт» реализует следующие проекты по развитию аэропортов: ОАО «Аэропорт Толмачево» (г. Новосибирск), ОАО «Челябинское авиапредприятие», ОАО «Авиапредприятие «Алтай» (г. Барнаул), ООО «Аэропорт Томск», ОАО «Аэропорт Чита», ОАО «Аэропорт Астрахань».

— Можете ли оценить итоги девяти месяцев этого года?

— Последние месяцы показали позитивную тенденцию — если по итогам первого полугодия общее падение авиаперевозок в среднем по аэропортам составило порядка 23%, то по итогам девяти месяцев темпы падения уже ниже — порядка 16–17%. Прослеживается статистическая зависимость влияния динамики валового регионального продукта на динамику перевозок — с его падением связан столь серьезный провал в показателях.

Не надо забывать, что когда говорим о провале I квартала этого года, мы сравниваем его показатели с аналогичным периодом 2008 года, а это был лучший год за весь период, начиная с 1991 года.

— Как аэропорты, входящие в проект «Новапорт», справляются с кризисом?

— Практически все входящие в проект аэропорты прошли через достаточно болезненную процедуру адаптации к кризису. Они серьезно ужались в плане инвестиционных бюджетов: перенесены на будущее все расходы, которые можно перенести, уменьшены текущие затраты — в первую очередь бюджеты административных подразделений.

Из инвестиционных проектов сегодня завершаем только те, которые влияют на безопасность полетов или находятся на завершающей стадии. Например, на этот год в бюджете аэропорта Толмачево было запланировано порядка 60 млн рублей инвестиций на реконструкцию и перепрофилирование здания старой гостиницы в офисный центр — пока этот проект не будет осуществлен.

Основная антикризисная мера, которую реализуют аэропорты, — тотальная экономия затрат. Но главное — за прошедший год произошли серьезные изменения и в организационных процессах, идеологии работы и ментальности сотрудников.

Предпосылок дальнейшего падения экономических показателей нет, однако даже если аэропорты по итогам года и выйдут в плюс, то он будет незначительным. А по натуральным производственным показателям, конечно, не избежать падения.

Читайте также  Казань приняла президентскую комиссию по АОН

— Какие проекты вы можете отметить в числе тех, которые все-таки реализованы, несмотря на кризис?

— На расширение терминала международных воздушных линий в аэропорту Толмачево в этом году потрачено порядка 170 млн рублей. Впрочем, изначально на этот проект планировалась более значительная сумма — 348 млн рублей. Завершается процесс приобретения современных производительных снегоуборочных машин — эти затраты необходимы, поскольку без них невозможно представить качественное обслуживание двух взлетно-посадочных полос аэропорта.

В Томске завершено строительство нового топливо-заправочного комплекса — он уже введен в эксплуатацию. В Челябинске реконструирован первый этаж терминала внутренних воздушных линий, а также блок прилета пассажиров внутренних рейсов.

— А когда планируете возобновить перенесенные проекты?

— Сейчас началась бюджетная кампания следующего года — аэропорты занимаются корректировкой среднесрочных планов развития и разработкой бюджетов. Пока рано прогнозировать, но, скорее всего, часть проектов будет реализована в следующем году. В декабре станет окончательно понятно, каковы будут инвестиционные планы 2010 года.

— Какова ситуация с грузопотоком в аэропорты проекта «Новапорт»?

— Если ожидаемое падение показателей по пассажиропотоку по итогам 2009 года прогнозируется на уровне 15–17%, то по грузопотоку — более 25%. Ситуация тяжелая, но в целом предсказуемая.

— Есть ли возможность найти новые источники дохода?

— Перед аэропортами всегда стояли и стоят задачи искать новые источники дохода, но этих возможностей не так много — все они находятся в области дополнительного сервиса для пассажиров. У руководства аэропортов только два варианта действий: либо нужно творчески переосмыслить имеющиеся возможности движения в сторону клиента с использованием коммерческих площадей, услуг гостиниц, автостоянок, доставки пассажиров, приемом груза в городе и т. д., либо планировать новое строительство. Блок расширения международных воздушных линий в Толмачево, например, создает материальную базу для увеличения доходной составляющей, на которую аэропорт может рассчитывать, обслуживая международные рейсы. Ничего оригинального и нового тут не придумаешь.

— Корректируете ли ценовую политику для арендаторов?

— Идет некоторая корректировка в зависимости от ситуации, но в целом в этом году сокращения доходов от коммерческой деятельности не планируется. Например, по Толмачево увеличение доходов от неавиационной коммерческой деятельности по итогам девяти месяцев по отношению к прошлому году составило 14%. По итогам года, полагаю, падения не будет, но тот небольшой прирост, который ожидаем, «съест» инфляция.

Читайте также  Александр Хрусталев: «Для меня вертолет - это транспорт»

Впрочем, по другим аэропортам ситуация с доходами от коммерческой деятельности намного хуже — в разы меньше, чем в Новосибирске. Помимо того, что большинство торговых компаний сократило свои инвестиционные бюджеты в части развития новых торговых площадей, серьезно упали доходы от рекламного направления.

— Как вы оцениваете поведение авиакомпаний на региональном авиарынке с учетом кризисной ситуации? Насколько существенно снизился уровень конкуренции на региональном авиарынке?

— Политика большинства авиакомпаний разумна и адекватна состоянию экономики. Стоимость основных средств и постоянные расходы для авиакомпаний достаточно высоки, поэтому для них крайне важно, чтобы доходы от каждого рейса покрывали расходы на его осуществление. Соответственно, они проявляют интерес только к наиболее рентабельным маршрутам и стараются «не возить воздух».

Есть, конечно, и ситуации, вызывающие недоумение — например, перелет из Новосибирска в Москву стоит дешевле, чем из Томска, причем разница составляет несколько тысяч рублей. Это говорит о том, что новосибирский авиарынок более высококонкурентен, чем томский. Будем стараться менять ситуацию. Например, после ухода «Газпромавиа» не было вечернего рейса из Томска на Москву, а «Трансаэро» недавно ввела там вечерний рейс. В Барнауле наоборот — S7 убрала вечерний рейс из-за недозагрузки. Сейчас не сезон, этот период всегда тяжел для авиаиндустрии.

— А что именно вы предпринимаете, чтобы усилить конкуренцию в подконтрольных аэропортах? Есть ли способы стимулировать авиакомпании выйти на то или иное направление?

— Наши аэропорты всегда достаточно активно работали над привлечением авиакомпаний и открытием новых маршрутов. Но открытие нового рейса — достаточно капиталоемкий проект, стоимость которого, по грубым оценкам, составляет порядка $2,5 млн на среднемагистральном самолете. Эта та плата, которую авиакомпании фактически вносят за пустые кресла на этапе раскатки маршрута.

Функция аэропорта — во-первых, помочь авиакомпании определиться с прогнозом по пассажиро- и грузопотоку. Аэропорты лучше, чем авиакомпании, владеют маркетинговой информацией по спросу на авиаперевозки в конкретном городе, и если это оправдано, директор аэропорта ставит коммерческой службе задачу убедить авиакомпанию в выгодности маршрута в определенном направлении в данное время. Во-вторых, наша задача — частично разделить с авиакомпанией бремя расходов на новый рейс — обеспечить систему скидок на начальном этапе.

— Какие направления вы считаете перспективными?

— Коммерческая служба аэропорта Толмачево, например, при переговорах об открытии новых рейсов старается продвигать несколько зарубежных направлений. Но я не хотел бы конкретизировать, поскольку пока это только теория. Чтобы воплотить ее в реальность, нужны межправительственные соглашения, переговоры с авиакомпаниями. Далеко не всегда эти процессы проходят успешно, достаточно вспомнить несостоявшийся рейс Прага–Новосибирск.

Читайте также  Роман Троценко готовит посадку для ВЭБа.

Согласование подобных вопросов очень непросто, так как оно относится к сфере межгосударственных отношений.

— Не снизилась ли эффективность частно-государственного партнерства в условиях кризиса?

— Без федерального участия ряд проектов так и не состоялся бы. Например, в аэропорту Новосибирска в декабре будет введена вторая взлетно-посадочная полоса — это создаст серьезные конкурентные преимущества аэропорту. Кроме того, аэропорт Толмачево получил поддержку со стороны областного бюджета при реализации проекта расширения аэровокзала международных воздушных линий по программе субсидирования процентных ставок по заемным средствам.

В Томске областные власти оказывают неоценимую помощь во взаимоотношениях с госорганами в части открытия пункта международного пропуска через границу в аэропорту Богашево. Если бы не позиция руководства области, я думаю, этот вопрос не двигался такими темпами, как сейчас. Ожидаем, что в 2010 году мы дождемся решения по открытию границы.

— Насколько в целом для «Новапорта» осложнился вопрос привлечения финансирования?

— Если есть хороший проект развития, то найти деньги на него найти можно. Трудно найти деньги на финансирование объекта, который должен удовлетворить ожидаемый растущий спрос на фоне фактически падающего пассажиропотока.

— Приход в Красноярский край такого крупного авиагрузоперевозчика, как «Люфтганза Карго», дал повод губернатору Красноярского края Александру Хлопонину обсуждать в правительстве перспективы возобновления реализации проекта красноярского хаба. На ваш взгляд, по-прежнему ли у Красноярска есть шансы на создание хаба, хотя бы по грузоперевозкам? И каковы шансы Новосибирска в сравнении с Красноярском?

— Прогнозы — вещи всегда субъективные. На мой взгляд, Новосибирск всегда имел и будет иметь неоспоримые конкурентные преимущества перед Красноярском в плане создания хаба. Это связано и с размером города, и с более высоким уровнем деловой активности.

Основная активность по организации хаба в Красноярске принадлежала «КрасЭйр», которая стыковала рейсы в этой точке. Но компания ушла с рынка, соответственно, у Красноярского края нет и драйвера этой идеи. Сегодня реальность такова, что в Красноярске обслуживается вдвое меньше пассажиров, чем в Новосибирске. Я не вижу конкурентных преимуществ, которые мог бы предъявить Красноярск.

Источник: Континент Сибирь